We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Главный музыкант Кобзона вспомнил про его общение с Шамилем Басаевым

3 2 3
16.04.2019

Алексей Евсюков: «Я живу по тем законам, по которым привык жить, общаясь с Иосифом Давыдовичем»

Про себя Алексей Евсюков говорит: «Я был просто партнером Кобзона». А он вообще никогда в жизни себя не выпячивал, ну конечно, находился в тени великого певца. Тогда скажем мы: это пианист милостью божией, виртуоз, композитор, большой человек в музыке. Но живет Алексей Павлович действительно им, Кобзоном, как будто до сих пор они на концерте выступают вместе. Сегодня он отмечает юбилей, 70 лет.

— Алексей Павлович, можете вспомнить ваш самый памятный концерт?

— Памятных было много, потому что они все были разные. Это и 9 раз в Афганистане по 21 дню, это и 8 поездок в осажденный Донбасс, и 2 раза в Спитаке, после землетрясения, и 2 раза в Чернобыле. На погранзаставах, на кораблях, в цехах — они все памятные, одинаковых не было. Ну, единственный был памятный… даже два… В начале 80-х, когда мы были в Ташкенте, началось землетрясение, музыканты побежали со сцены, а Иосиф Давыдович остался и допел до конца песню. Потом сказал: «Сейчас временные трудности, давайте выйдем из зала и, когда все закончится, продолжим концерт дальше». А второй раз — когда загорелся занавес на концерте в юбилейном туре в Киеве. Я считаю, что это была осознанная провокация в надежде на панику, но опять все мы остались на сцене, всё сыграли и мирно, тихо, спокойно вышли из зала.

— Восемь концертов в Донбассе… То есть в воюющем уже Донбассе. Соответственно, на Украину Иосифа Давыдовича и вас уже не пускали, и вы туда не могли приехать.

— Не могли, хотя нас туда приглашали, у нас там много друзей. До этих событий мы в Киеве бывали четыре-пять раз в месяц, ведь там любят и Кобзона, и русский язык, и русскую песню, и советскую. Но коли так случилось… Иосиф Давыдович принял сторону своей родины — он же родился в Часовом Яре под Донецком, учился шахтерской профессии. Окончил горный техникум и практику проходил в Донбассе, на День шахтера всегда туда приезжал. Плюс к тому он чисто по-человечески сочувствовал людям, которые хотят жить так, как хотят. Мало того, он же был исполнителем гимна Днепропетровска, написанного Мовсесяном и Рождественским, а этот гимн отменили. Улица была Кобзона, ее тоже отменили. Такое, я считаю, могут сделать только неандертальцы.

— А когда Кобзону запретили въезд в Америку, он, наверное, не очень расстроился?

— Он не переживал даже тогда, когда ему туда можно было ехать. Но его обижало: за что? У Иосифа Давыдовича там было тоже много знакомых, близких друзей, которые уехали из Союза в Америку еще в советское время. Но когда его спрашивали: а можете ли вы переехать в какую-то другую страну, — он отвечал: могу,........

© Московский Комсомолец