We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Роковая женщина Владимира Владимировича

4 2 0
02.08.2019

Алиса Ганиева: «Я писала биографию не Маяковского и не поэта, а его любовницы, его музы Лили Брик»

Я купил эту книжку случайно. Знал, что есть такая писательница Алиса Ганиева, и Лиля Брик мне всегда была очень интересна. И вот купил: «Л.Ю.Б. Её Лиличество Брик на фоне Люциферова века». Прочитал на одном дыхании. Восхитился. Испугался. Удивился. Нашел телефон Алисы и сразу позвонил ей.

А потом решил сделать это интервью, пригласил в редакцию. И опять восхитился, испугался, удивился. Какая женщина! Теперь уж не знаю кто — Ганиева или Брик. Обе.

— Алиса, так чем же вас заинтересовала Лиля Брик?

— Она всегда меня интересовала, но обычно в контексте эпохи 20-х и в связи с фигурой Маяковского. Чаще всего если где-то попадались статьи о ней, то это разговоры такого полужелтого характера о ее манкости, женской притягательности…

— И она всегда второй номер, но никогда не в центре внимания.

— Да, именно в связи с ее мужчинами и в связи с Маяковским. Либо под знаком плюс, какая она была прекрасная, очаровательная, либо со знаком минус, что это была такая роковая женщина, которая свела Маяковского в могилу и вообще ничего в ней особенно не было, она только и пожирала талантливых людей вокруг себя, жила за их счет, такая паразитка. Эти споры, самое удивительное, не остались где-то там в 70–80-х, они продолжаются до сих пор. Люди с огромным энтузиазмом, кипят злословием, желчью.

— А почему, как вы думаете? Оттого, что до сих пор актуален Владимир Владимирович или это просто женский вопрос как таковой, феминистский?

- Дело в ней самой. Ну мало ли у каких поэтов были музы. Были разные истории: и дуэли, и суициды, и мистификации. Вообще Серебряный век полон такими историями, если покопаться, но они достаточно узко известны. Например, Черубина де Габриак, если выйти на улицу и спросить, кто это такая, наверное, ответят далеко не все, а ведь тоже очень интересная была история и такая тройственная загадка. Потом Любовь Менделеева, Блок и Андрей Белый — тоже знают, судачат, но не настолько остро и охотно.

Видимо, дело в фигуре Лили Брик. Во-первых, она еще и дожила почти до нашего времени, в мае исполнилось 40 лет с тех пор, как ее прах был развеян над звенигородским полем. Четыре десятка лет, в общем-то не так много, Лиля ушла из жизни в 1978 году. Она одной ногой стоит где-то в дореволюционной декадентской эпохе, а с другой стороны — еще живы и ходят меж нас люди, лично ее знавшие.

— Да, Лиля как бы объединяет разъятое время.

— Она долгожительница, особенно в ХХ веке, когда очень сложно прожить полноценно, дожить отмеренный природой отрезок времени — тебя либо катком репрессий, либо войной, либо голодом, либо эмиграцией, тяготами бы зарубило, а Лиля Брик — человек, который выживал, причем делал это с легкостью, жил всегда на широкую ногу. Всегда у нее там таперы, танцы, икра…

— Вот это подозрительно. У нее по жизни были разные периоды, но она действительно всегда умела создавать праздник. За счет чего? И опять идут слухи о ГПУ, НКВД.

— Слухи не совсем беспочвенны, потому что известно, что у нее было официальное удостоверение. Другое дело, что степень ее вклада, сотрудничества с ОГПУ нам просто неизвестна и не будет известна, пока не рассекретят архивы на Лубянке. Все прочее — это наши гипотетические домыслы на основании того, что действительно человек уцелел и после ареста очередного сожителя в 1936 году…

— Примакова.

— Да, Виталий Примаков, известный комкор. Она тогда была практически такой кремлевской гранд-дамой, номенклатурной, они с Примаковым ездили на машинах кремлевских, у них и дачи, и квартиры, все по высшему разряду, и в «Правде» он печатался, и фотографии… И тут резко эта сказка обрывается, и несмотря на то, что она пережила понятный такой отрезок в панике, пряталась по курортам вместе с мужем Осипом Бриком, с женой мужа, с другом семьи…

— Но вы же сами пишете в своей книге о версии «доброжелателей», что это она специально вышла замуж за Примакова, чтобы сдать его ОГПУ. Неужели Лиля играла роль подставы, наживки?

- В пользу этой не очень приятной версии говорят какие-то мелкие факты вроде того, что ее выпустили за границу в Берлин вместе с Примаковым, хотя даже официальных жен не всегда выпускали.

Или после его ареста, когда она, дрожа, конечно, всем телом, пряталась на югах и там ее очень плохо обслуживали (видимо, докатилось эхо репрессий — и фамилия Примакова появилась в «Правде» в числе врагов народа), но потом внезапно вдруг к Лиле снова стали благоволить, кормить ее по высшему разряду, принимать, сразу вдруг репортеры стали осаждать всякими разговорами о Маяковском.

Неожиданно она стала снова в фаворе, причем буквально спустя несколько месяцев после расстрела Примакова, когда жены других его соратников пошли по этапу, а кто-то был расстрелян.

— То есть это было решение Сталина, и он был таким Воландом, хранителем Лили Брик?

- Скорее всего, процентов на 90 это было решение Сталина. Другое дело, что оно могло и не быть продиктовано ее сотрудничеством, потому что и самих работников ОГПУ тогда расстреливали, и весь ее ближний чекистский круг от палача Агранова до разведчика Горба тоже были репрессированы.

Но Лиля Брик никогда не притворялась идейным человеком, в этом было ее спасение. Она, наверное, просто была мещанкой, как ни странно, хотя всю жизнь на словах боролась с мещанством. Она любила красивую жизнь, умела хорошо пожить, она была умна, прекрасно распознавала талант, умела себя окружать не........

© Московский Комсомолец