We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

У сбившего в учебном бою Су-30 летчика потребовали миллиардный штраф

2 3 1
12.08.2021

Фраза «нельзя считать единичной» — не просто фигура речи. Есть масса примеров из войн всех времен и народов, когда «дружественным огнем» по ошибке уничтожались собственная техника и люди. Классика жанра — наш знаменитый летчик-ас Александр Покрышкин. Первым самолетом, который он сбил в бою, был советский бомбардировщик Су-2. Причем штурман Су-2 погиб.

Получается, если бы с Покрышкиным такое случилось в наши дни, его бы посадили и мы бы никогда не услышали про легендарного, одного из самых результативных советских асов времен Великой Отечественной, будущего маршала авиации, трижды Героя Советского Союза, которого фашисты называли «небесным ужасом».

Кто-то скажет: ну ведь это война! Там другие законы.

Да, другие. Тогда могли и расстрелять. Но кому-то хватило мудрости разобраться.

В мирное время любая учебно-боевая работа — это всегда подготовка к войне. Почему здесь подход должен быть иным? Ведь когда человек учится воевать, он, как и Покрышкин, тоже может ошибиться.

Конечно, за ошибку следует наказать: объявить выговор, лишить премии, понизить в должности или звании, в конце концов. Но только не уничтожать как личность, как профессионала, который всю свою предыдущую жизнь посвятил тому, чтобы учиться защищать свое Отечество.

Сейчас же происходит именно так. И если здесь уже прослеживается система, то пора что-то решать кардинально на законодательном уровне.

«МК» за последнее время к подобной теме обращается в третий раз. Сначала был старший лейтенант Сергей Нефедов («Российского военного летчика оштрафовали на 27 миллионов за неудачную посадку. Парню грозит уголовное наказание»). Чтобы восстановить справедливость, тогда потребовалось личное вмешательство министра обороны, за что в полку Сергея прозвали «крестник Шойгу». Потом был другой старший лейтенант Сергей Кухтинов («Летчику-старлею абсурдно присудили 35 миллионов штрафа за поврежденный самолет»). И вот теперь история майора Василия Савельева, летчика 1-го класса. Среди всех прочих она, пожалуй, самая невероятная.

SOS!

Все началось со звонка моего давнего знакомого — в прошлом инженера одной из авиационных частей:

— Слушай, так нельзя, — с ходу заявил он, — не по-людски все это. Можешь считать меня старым занудой, но если откажется написать «МК», пойду к другим. Все равно молчать не буду. Не смогу. И не я один. Мы тут с сослуживцами общались — вот кумекаем, как парню помочь...

И он рассказал историю, в основу которой легло событие почти годичной давности. Тогда буквально мельком на лентах информагентств со ссылкой на официальные сообщения Министерства обороны и пресс-службу Западного военного округа (ЗВО) проскочило сообщение: в Тверской области в авиаполку Хотилово упал и разбился истребитель Су-30. Летчики разбившегося самолета успели катапультироваться. Никто не пострадал. На земле тоже никаких разрушений. Причины и обстоятельства случившегося устанавливаются. К месту аварии направлена комиссия ЗВО.

Позже некоторые СМИ излагали неофициальную версию случившегося со ссылкой на форумы и чаты летчиков и авиасообществ. Тогда писали, что во время учебного боя другой самолет — Су-35 — вместо имитации дал по нему реальную очередь из авиапушки: «есть предположение, что виноват летчик, но другого самолета: в Хотилово 35-ку после боевого дежурства поставили на полеты, ракеты сняли, а пушку не разоружили. Выполняли ближний бой. Делал фотострельбу, а получилось реально». Другие считали: причина инцидента — техническая неисправность.

— Какая неисправность? — на другом конце трубки горячился мой собеседник. — Банальный непрофессионализм!

Я была уверена, что он — сам технарь до мозга костей — сейчас разнесет в пух и прах летчика и будет защищать «своих» — таких же технарей, как он сам. Но вышло наоборот: он говорил о незаслуженных обвинениях именно летчика!

— Почему тебя это удивляет? — недоумевал он. — Ты знаешь, сколько стоит военному бюджету подготовка одного летчика?

— Знаю, — уверенно сказала я, — миллионы рублей.

— Ответ неверный. Сотни миллионов рублей! А парень, которого они хотят сделать крайним, стоит еще дороже. Он уже майор, летчик 1-го класса, командир авиационного звена. Летное училище окончил с красным дипломом. Переучивания, что потом были, — все на «отлично». За всю службу ни единого выговора, только благодарности. Делал все: и самолеты с завода в Комсомольске-на-Амуре перегонял через всю страну, и в нейтральные воды вплоть до Швеции летал, и спецборта сопровождал... И вот теперь почти год, пока идет следствие, парень не летает. Какой же он после этого боевой летчик? Сотни миллионов на его подготовку — коту под хвост. Ему говорят: твои действия привели к снижению обороноспособности страны. А тех «профессионалов», что не разрядили пушку, даже от служебных обязанностей не отстранили. Все это время они по-прежнему обслуживали самолеты.

— Ценные кадры, видимо, заменить некому…

— С кадрами, техническим обслуживанием самолетов у нас печально, — объяснил он. — Все это — следствие реформ, затеянных еще в бытность команды Сердюкова. Прежнюю налаженную систему подготовки кадров для ВВС тогда прихлопнули, а новую не создали. Сокращения авиационных и технических вузов сильно подкосили авиацию. Нужно время, чтобы как-то оклематься. А пока от тех «цветочков» получаем вот такие «ягодки».

Людей не хватает. Раньше самолет обслуживали либо техники-офицеры, либо специалисты, отучившиеся несколько месяцев в школе прапорщиков. Рядовых к самолету даже не подпускали. Сейчас вынуждены набирать людей чуть ли не из соседних сел, отправляя их на краткосрочные курсы, а потом — на обслуживание самолета.

В мою бытность даже в страшном сне не могло никому из нас привидеться, чтобы истребитель в учебный бой отправили с заряженной пушкой! Для учебного сражения по всем документам и правилам самолет должен быть........

© Московский Комсомолец


Get it on Google Play