We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Оперативница рассказала о ловле насильника "на живца"

2 1 0
07.11.2019

Настоящий детектив

Родись Екатерина Шумякина в начале ХХ века, она могла бы, как Анка-пулеметчица, строчить из «Максима». Но в ХХI, бросив престижный финансовый вуз и оставив работу помощника депутата, она, к ужасу родных, пошла работать постовым милиционером в метрополитен. Патрулировала станции метро, ловила карманников, вычисляла в толпе наркоманов. Стремясь к оперативной работе, окончила юридический вуз и благодаря своей настойчивости попала на работу в 1‑ю оперативно-разыскную часть УВД ЮЗАО, которую в народе называют «убойной». Наравне с опытными операми ездила на задержание, сидела в засадах. Она точно знала, куда надо ударить ногой, чтобы дверь слетела с петель, и как одним движением вырубить преступника.

Проработав в правоохранительных органах 10 лет, не желая мириться с несправедливостью, гнаться за статистикой и раскрываемостью, Екатерина Шумякина положила на стол начальника рапорт об увольнении. Сейчас у нее свое детективное агентство. О том, каково быть женщиной-постовым, следователем и оперуполномоченным, накануне профессионального праздника, Дня сотрудника органов внутренних дел, который отмечается 10 ноября, Екатерина Шумякина рассказала «МК».

«Чистые погоны — чистая совесть»

— В детстве я мечтала стать детским врачом, но однажды друг семьи — доктор с большим стажем, в деталях рассказал, с чем мне придется ежедневно сталкиваться, я поняла, что при всем своем сильном характере не готова к этому, — делится с нами Екатерина.

Школьница Катя не предполагала тогда, что судьбой ей предначертано не лечить людей, а спасать их.

Но сначала, дабы утвердиться и почувствовать себя самостоятельной, после школы, в 1998 году, она пошла работать в компанию, которая занималась поставками топлива и леса. За два года с позиции менеджера доросла до помощника руководителя.

— Старший брат подсуетился и оплатил учебу в финансовом вузе. Я проучилась там очень короткое время и поняла, что финансы — это не мое, мне претит рутинная работа, я не могу сидеть на одном месте. Я стояла на перепутье. В это время как раз прошел большой отбор, и мне предложили работу помощника депутата в Гордуме.

Но судьба уже «перевела стрелки». У Екатерины в метро украли паспорт, впрочем, девушка допускала, что могла его просто потерять. С заявлением она обратилась в отдел милиции метро.

— С меня взяли объяснение, я, как говорится, прочувствовала атмосферу и выпалила: хочу у вас работать. Мне было 19 лет, а решения я всегда принимала очень быстро. Опера, имевшие большой стаж работы, только посмеялись надо мной. И предложили пройти в отдел кадров, дабы не отвлекать их от работы. «Доставив» меня на место, сотрудник, вздохнув, с хитрой усмешкой сказал: вот еще один претендент. Со мной общались начальники разного уровня, а потом и психолог. В результате мне выдали документы, и я отправилась проходить врачебную военную комиссию (ВВК). Прошла ее по нормальной рабочей группе. Здоровье было отменное. Меня определили в 4‑ю роту, сначала я была стажером, выходила на смену без формы, ходила «по гражданке», смотрела, как работает постовой милиционер.

А потом была специальная учебка МВД, которая располагалась в Ивантеевке. Занятия по огневой подготовке, самбо, спецкурс по криминалистике, охране общественного порядка…

— Занятия продлились полгода. Учебный центр был казарменного типа, но мы все на ночь уезжали домой. По окончании учебки мне присвоили звание рядового. Я потом всегда смеялась, когда вспоминала данное нам напутствие: «Чистые погоны — чистая совесть». В те годы я очень гордилась, что надела форму, искренне считая, что буду служить людям, делать их жизнь безопаснее. Конечно, было волнительно, когда первый раз ты патрон загоняешь в магазин, выходишь на смену с оружием. И тебя не отпускает мысль: а вдруг сегодня придется его применить?..

Екатерина попала в 7‑й отдел милиции УВД на Московском метрополитене. Работала с 8 утра до 8 вечера. Потом выходила в ночь, а далее следовал отсыпной и выходной.

— Патрулировали станции, стояли на входе в метро, а однажды нам в подуличный переход коллеги с территориального отдела подкинули труп. Видимо, чтобы его не описывать. Была глубокая ночь. Мы сидели с дежурной по станции у нее в кабинете перед мониторами, на которые выводятся изображения с камер видеонаблюдения. И увидели происходящее на одном из экранов. Я доложила о случившемся дежурному. Начались разборки, изъятие камер видеонаблюдения, вызов территориального руководства. В общем, забрали они этот труп. Криминальный он был или нет, уже и не помню.

Бывало, что в переходе метро собирались скинхеды, распивали спиртные напитки, хулиганили, приставали к прохожим.

— Я в каждом, будь то бомж или депутат, стремилась видеть человека. Вот и скинхедов, нарушающих порядок, можно было задержать и, вызвав родителей, оформить, но я попыталась до них сначала достучаться, выяснить: а для чего они это делают? — рассказывает Екатерина. — Поняла, что многие из них из неблагополучных семей. Они ничего хорошего в жизни не видели, родителям на них плевать. Я с ними общалась, говорила: вот смотрите, ребята, я из благополучной семьи и пошла........

© Московский Комсомолец