We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Пионерка Грета Тунберг

2 18 0
26.09.2019

Один из моих любимых персонажей мировой истории — пятнадцатилетняя девочка по имени Нонгкавузе.

Нонгкавузе жила в Африке в XIX веке и происходила из племени скотоводов хоса. В 1856 году она вернулась с речки и сообщила, что духи предков сказали ей, что хоса должны убить весь свой скот. После этого мертвые воскреснут, духи предков прогонят белых и дадут хоса новый скот и вообще начнется рай на земле. Хоса послушались девочки и стали убивать свой скот. Духи предков, однако, не приходили.

Тогда хоса поняли, кто был виноват: были виноваты те хоса, которые еще не убили свой скот. Их начали резать и убивать.

Весь скот был убит, посевы были запрещены (тоже духами предков), а духи предков все не появлялись и не появлялись. Начался страшный голод: из каждых четырех хоса трое умерли.

Похожая история случилась в колониальном Массачусетсе в 1692–1693 годах. Я имею в виду знаменитые процессы над салемскими ведьмами — один из классических случаев массовой истерии. Там тоже все началось с девочек-подростков.

Двенадцатилетняя Энн Путнам обвинила соседкину рабыню в том, что та ее заколдовала, и внезапно обретенное всевластие быстро вскружило головы девочке и ее подружкам. Через несколько месяцев целые бригады маленьких мучениц ходили по улицам, указывая на дома ненавистных соседок как на обиталища ведьм. 19 ведьм и колдунов были повешены.

Истории Нонгкавузе и Энн Путнам достаточно типичны с точки зрения психологии. 12–15 лет — это как раз тот возраст, когда подростку хочется утвердить себя как суверенную личность. В традиционных обществах в это время подростки проходили обряд инициации и после этого считались взрослыми; в современном обществе, где процесс обучения длится дольше, это — «трудный» возраст. Возраст, когда прежняя детская любовь к родителям сменяется отторжением, когда подросток отчаянно хочет переплюнуть взрослых, которые дураки и которые не понимают ни его, ни вообще ничего. И фрустрация подростка тем сильней, чем развитей общество и чем дольше ему еще предстоит учиться, прежде чем по-настоящему, а не в мечтах обогнать предыдущее поколение — или хотя бы стать с ним на равных.

Мне........

© Новая Газета