We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Эксперты сравнили трудолюбие россиян с другими странами

3 1 0
24.09.2019

Портрет на фоне четырехдневки

Этим летом россиян грела не погода, а мечта о четырехдневной рабочей неделе. Эту на первый взгляд утопичную идею в июне озвучил премьер-министр Дмитрий Медведев, выступая на конференции Международной организации труда в Женеве. Тогда немногие восприняли всерьез слова главы правительства: экономика в стагнации, доходы населения падают, на этом фоне еще и работать меньше… Однако премьер не шутил, дал делу ход и поручил Минтруду представить мнение ведомства до 30 сентября. Откуда возникла идея трех выходных дней, нужны ли они работникам и каковы шансы на радикальное изменение трудового законодательства — выяснил «МК».

Швейцарский хайп

Выступая в Женеве на конференции МОТ, Дмитрий Медведев, может быть, и хотел произвести фурор идеей о четырехдневке, но потряс, похоже, только Россию. В той же Швейцарии, но только на Международном экономическом форуме в Давосе в январе 2019‑го тему четырехдневной рабочей недели поднял известный нидерландский историк и экономист Рутгер Брегман. В своем выступлении он заявил, что мир стремится к установлению баланса между работой и личной жизнью, а эра четырехдневной рабочей недели в скором будущем наступит в развитых странах. Это произойдет потому, что в эпоху роботизации всю физическую работу смогут выполнять машины. Для интеллектуального труда, который останется в компетенции человека, пятидневка не нужна, а увеличение дней отдыха повысит креативность. Голландский ученый добавил, что в разных сферах деятельности процесс сокращения рабочего времени пойдет по-разному: промышленное производство будет роботизироваться, в сфере сервиса и услуг будет использоваться скользящий график, а офисным работникам придется научиться сосредотачиваться на своих функциях и выполнять их в более сжатые сроки. У стремления европейцев к уменьшению рабочего времени есть и экономическая причина: в своем докладе Брегман отметил, что трудовые послабления повышают производительность труда. Он привел пример из 1930‑х годов, когда в США рабочее время на своем автоконцерне с 60 до 40 часов в неделю сократил Генри Форд.

Примечательно, что тот же самый пример почти столетней давности с Фордом озвучил в Швейцарии и Дмитрий Медведев спустя полгода. Известный экономист, член Комитета гражданских инициатив Евгений Гонтмахер в беседе с «МК» предположил: тезис о четырехдневной рабочей неделе в речь российского премьера на конференции МОТ попал потому, что это уже обсуждалось перед похожей аудиторией. Спичрайтеры Медведева подошли к написанию выступления по всем законам хайпа, говоря современным языком, а отвечать за свои слова главе кабмина пришлось на родине.

Слова премьера подхватила Федерация независимых профсоюзов России, поддержав переход на четырехдневную рабочую неделю, но только при сохранении прежнего размера заработной платы. Представители профсоюзов направили соответствующее предложение в Минтруд, обосновывая его снижением продолжительности рабочего времени в развитых странах.

Российские власти вообще очень любят ссылаться на опыт других стран, особенно развитых. Вот только Россия развитой страной не является и по объему ВВП, уровню развития промышленности и доходам населения относится к развивающимся. Тезисы Брегмана, которые использовал Медведев, вероятно, применимы к Нидерландам, Франции, Германии, Японии, Новой Зеландии, США — в этих странах действительно идет процесс сокращения рабочего времени, но они на фоне высокой производительности труда и столь же высокого уровня жизни своих граждан могут себе такое позволить. В развивающихся странах — Китае, Индии, Бразилии — трудовое законодательство даже жестче, чем в России, но там идеи работать на........

© Московский Комсомолец