We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Владимир Меньшов накануне юбилея вспомнил свои конфликты в кино

2 9 0
15.09.2019

«Чуть ли волосы на себе не рвал за то, что сделал, думал: какой же я был дурак»

По-моему, это какой-то розыгрыш: Владимиру Меньшову — 80. Не стоит плакать о потерянных годах, Москва слезам не верит. И что остается? Любовь… и голуби. А в общем-то, просто ширли-мырли. Такова жизнь, фантастически яркая для Меньшова, парадоксальная. Чудо, а не жизнь.

— Владимир Валентинович, как вам сейчас живется в это наше непростое время?

— По крайней мере, если говорить о плюсах и минусах, то плюсов больше я нахожу. Но сейчас система заточена на одного человека, а это очень опасно…

— …И мы знаем этого человека.

— Да, но человек стареет, хотя внешне это никак не проявляется.

— Он старается не стареть, чтобы мы этого не замечали.

— Все люди стараются это делать, но, конечно, организм снашивается. По нему этого еще не видно совсем, а что дальше будет…

— Вы вспоминаете Леонида Ильича?

— Нет, я вспоминаю своих знакомых и себя накануне моего страшного юбилея, который пережить не так просто. Помню, как-то разговаривали мы с Михаилом Ильичом Роммом, ему было 70, он говорил: «Да, лет через десять мне уже девятый десяток будет». Но он не дожил до этой даты. Я же, несмотря на то, что отнюдь не ревностно относился к своему здоровью, нахожу, что оно меня удивительным образом… тьфу-тьфу-тьфу… не подводило. Уже начинает подводить, поэтому, если обращаться к теме, с которой мы начали, то самые серьезные опасения вызывает то, что будет после окончания президентского срока.

— О боже! Вы свою жизнь меряете президентским сроком?

— Нет, я оцениваю жизнь страны в данном случае. Ведь осталось пять лет, а это большой срок. Но посмотрим…

— То есть вы вместе с Владимиром Владимировичем и об этом еще думаете?

— Я раздумываю, например, набирать курс или не набирать. Это срок, у меня же курс почти как президентский — пять лет длится. Если я набираю курс, то я несу ответственность за ребят. Конечно, в 80 лет трудно что-то прогнозировать, но скажу вам, что пока себя держишь в работе, это прибавляет возможностей, дает тебе продлить время. Во-вторых, что-то произошло с человечеством, прямо скажу, по крайней мере, с русской ее частью, с российской.

— Что вы имеете в виду? Пить перестали?

— Нет, пьют так же. Но я выписываю газету, и там на последней странице публикуются некрологи.

— Как раньше в «Вечерке».

— …Подавляющее большинство ушедших — люди старше 80 лет. Неслыханно, этого еще совсем недавно не было. Что произошло? Я думаю, что это надо рассуждать в категориях… вот пчелы живут, муравьи. Круговорот солнца, серьезные какие-то категории, которые оказывают главное влияние на нашу жизнь, на наши циклы биологические. Причем это поколение как раз мое, которое сейчас начинает уходить из жизни, но ведь это в возрасте 82, 85 лет уходят… Казалось бы, мы совсем нелегкую жизнь прожили. Почти все прошли коммуналки, голодные военные годы…

— С другой стороны, это закаляет…

— Нет. Может, успехи медицины влияют, конечно, на продолжительность жизни.

— Успехи есть, только вот врачи увольняются по всей стране.

— Куда они уволятся? Это поступок, который не носит такого всеобщего характера, какой вы пытаетесь ему придать. Ну, уволится он, недели две посидит дома, но опять же пойдет устраиваться на работу. Не пойдет же в слесари, автомеханики, останется в профессии.

— Вы оптимист. Тогда скажите мне так глобально: а что вы видите позитивного, хорошего в вашем почти библейском возрасте? Какие плюсы?

— Немного, потому что уже в семьдесят эти плюсы есть. Это опыт, прежде всего, жизненный опыт, творческий даже, если угодно. А организм начинает сбоить: то руки, то ноги, то… пока не голова. Но она тоже на очереди.

— Да, возраст увеличился на время, как пел Высоцкий. Но вы похоронили, потеряли уже многих своих друзей, однолеток, одноклассников, коллег…

— Да, это один из минусов моего возраста. Оглядываешься по сторонам, а там пустота. Новые друзья уже не заводятся, а старые теряются. Но меня смущает, Саша, что вы все переводите в советское время. Это общечеловеческое — то, о чем я говорю.

— А потому что я до сих пор не понимаю: вы-то советский или антисоветский человек?

— Я никогда не был антисоветским, ни в коем случае. Анти........

© Московский Комсомолец