We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

В затопленном Тулуне продолжается ад: «Дом уплыл, выдали тысячу рублей»

5 37 0
18.07.2019

Рассказы местных жителей о том, что происходит после потопа, проявили все беды России

Завтра Путин отправится в Иркутскую область «разруливать» последствия наводнения. А на месте — настоящая катастрофа. В ней проявилось всё: нищета российской глубинки, коррумпированность (или полная беспомощность) чиновников, мародерство и долготерпение людей. Мы собрали зарисовки про жизнь в затопленных районах Иркутской области. Все они про безнадежность, отчаяние и страх.

«Я осталась одна. Родственников у меня нет. Работу потеряла. Дом уплыл. И все, что в нем было — уплыло. Выдали тысячу рублей, чтобы не умерла с голоду. Спасибо государству. Больше рассказывать нечего». История жизни Анны Солдаткиной из затопленного Тулуна уместилась в несколько строк. И таких рассказов из зоны бедствия — не счесть.

Ольге Молодых 41 год. Женщина с мужем и детьми живет в Тулуне, занимает квартиру на втором этаже в пятиэтажке. После наводнения первый этаж ее дома затопило полностью. Второй этаж — частично. Дом накренился, но устоял. Пока не рухнул - нового жилья семье не положено. «Вода рано или поздно уйдет, свет появится — жить можно», - решили местные власти.

Монолог Ольги — как одна из иллюстраций трагедии.

Про поиски домов: «Многие дома уплыли. Постройки раскидало в радиусе 50 км вдоль реки. Люди ходят, ищут свои хибары. Если дом прибило к берегу, изба зацепились за дерево или ее выкинуло на островок, считай, повезло.

Людям важно отыскать ценные для них вещи: фотографии, альбомы, письма, документы. О мебели и технике никто не думает. Дома срывало с фундамента, полы отлетали, мебель из комнат вываливалась на протяжении всего маршрута, пока они плыли. До сих пор на чердаках строений находят выживших животных. На днях в поселке Иннокеньевск спасли собаку, которая три недели жила на чердаке. Она проплыла 30 км. Голодная, одичавшая. Никого к себе не подпускала».

Ольга Молодых.

Про председателя горсобрания: «У нашего председателя городского собрания дом затопило по крышу. Непригодные к жилью постройки военные разбирают и ломают с согласия хозяев. Если собственник против, его предупреждают: «За свой счет будешь сносить». Это дорого.

Председатель отстоял дом. Говорит: «Даже если принудят сносить, не уступлю. Про нас скоро все забудут, а это как-никак мои стены. Мне шестой десяток. Ехать некуда. Молодые пусть получают деньги и покидают Тулун. Я своими силами восстановлю дом. Мне друзья помогают. За помощью к властям обращаться не стану». А вот мэр Нижнеудинского района не постеснялся воспользоваться служебным положением. Его дом восстанавливали подчиненные, технику пригнали. Соседи сняли все на мобильный, выложили в интернет. Пошла огласка. Мэра сняли с должности за превышение полномочий».

Про компенсации: «Жители Тулуна целыми днями стоят в очередях, чтобы получить на руки копии актов обследования имущества. Комиссии ходят по домам, проверяют, что осталось от имущества и записывают, кому какие компенсации положены. За частичную потерю собственности дают 50 тысяч рублей, за полную — 100 тысяч».

К Ольге в дом тоже приходила инспекция. Женщина вспоминает диалог, который состоялся с членами проверяющей комиссии.

- Стол выстоял?

- Он стеклянный на железных ножках, поэтому уцелел.

- Табуретки?

- У меня нет табуреток, пуфы были. Они испортились, их выбросили.

- Пуфы - не табуретки. Пишем, не было табуреток. Значит, не нуждаетесь в них. Холодильник работает?

- Он еще не просох. Не могу включить и проверить — работает ли. Света в доме нет. Вода в подвале, электричества поэтому не дали.

- Пишем: холодильник на месте. Электроплита работает?

- Так электричества нет. Не проверить.

- Но плита ведь есть?

- Есть.

- Плиту вычеркиваем. Спальное место присутствует?

- Спальный гарнитур - лаковый. От воды разбух. Когда стали снимать ковролин, кровать треснула напополам. Нет больше спального места.

- Сами виноваты, что сломали. Вычеркиваем.

В итоге за частичную потерю имущества Ольге насчитали 50 тысяч рублей. На вопрос женщины, какова дальнейшая судьба накренившихся пятиэтажек, ей ответили: «Как жили, так и будете жить». «Но в подвале вода стоит, надо откачивать» - возмутилась Ольга. И снова ответ: «Чем больше качаем, тем сильнее вода прибывает, живите как есть».

«Кругом хаос и неразбериха. Все пытаются хоть какую-то копейку урвать»

Собеседница по пунктам перечисляет проблемы, с которым столкнулись жители подтопленного региона.

«Люди, которые потеряли дома, пишут заявление на имя мэра. Там четыре пункта - чтобы вы хотели получить взамен утраченного жилья: земельный участок, вторичное жилье, квартиру в новостройке либо денежный сертификат. Люди выбирают деньги.

Надежды на то, что в Иркутской области построят новый микрорайон - нет. Я пять лет просидела в местной думе. Знаю, чтобы возвести здание, придется пройти семь кругов ада. За пять лет здесь построили только физкультурно-оздоровительный комплекс с легкоатлетическим манежем. Жилые дома со светом, канализацией, дорогами, коммуникациями будут возводить не один год. Руководство района это понимает. Машет........

© Московский Комсомолец