We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Зюганов объяснил лояльность к Путину боязнью беспорядков

3 0 0
25.06.2019

А сдачу выборов Ельцину — боязнью войны

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов — человек хороший, даже не сомневайтесь. Но хороший человек — это не профессия. А в политике такая добродетель вообще лишняя, мешает. Слишком хорошие, как правило, здесь ничего не добиваются. Так чего же добился Зюганов в своей жизни, что приобрел, а что потерял? Вот об этом мы и беседуем с ним накануне его 75-летия.

«Я скорее застрелюсь, чем это сделаю»

— Геннадий Андреевич, по-моему, нынешняя власть должна вам памятник поставить при жизни, потому что вы на самом-то деле оплот этой власти. Будете отрицать?

- Не просто буду отрицать, я антипод такой власти. Но я, наверное, один из тех политиков, которые прошли уникальную школу.

Я был во всех горячих точках. Когда шла война на Кавказе, даже отдыхал там каждый год. Встречался со всеми, кто оружие взял, уговаривал их, убеждал, что нет военного решения в Чечне. Я трижды служил в армии. В группе советских войск в Германии, в знаменитой 62-й армии Василия Ивановича Чуйкова, сталинградской армии, там она называлась 8-я гвардейская. Испытывал современное оружие, включая ядерное и химическое.

Из трех лет службы я год просидел в резиновом костюме и в противогазе. Раньше-то у меня прическа шикарная была, а теперь вот, смотрите, осталось на пару потасовок.

— То есть вы хорошо знаете и понимаете, чем был для нас Чернобыль?

— Более того, я принимал оттуда больных и обожженных. Я видел, что даже телевизор в палате, где лежал тяжелобольной, вырубался, потому что от него шло огромное излучение… А что касается оплота режима… Владимир Соловьев в своей книге написал, что Зюганов дважды предотвратил гражданскую войну. Я скорее с ним согласен.

— То есть вы никогда не старались идти на обострение, не хотели смуты, вы умеете договариваться?

- Умею договариваться, умею решать. У нас в стране было почти 30 тысяч ядерных зарядов, тысячи особо опасных производств, и полностью вывести из строя все управление, обрушить — величайшее преступление перед всеми. Я прекрасно понимал это, видя, что Горбачев нас всех предает.

Я приехал из Средней Азии, положил ему на стол информацию — никакой реакции. Я видел, что на Кавказе начиналось — опять никакой реакции. Я вернулся из Прибалтики, мне охрану давали, чтобы я материалы привез — никакой реакции. Я понял, что нас просто сдают. Вот если бы мы на год раньше создали Компартию РСФСР, мы бы уберегли страну в 1991 году от развала.

— По-моему, это было уже невозможно, страна под названием СССР летела в пропасть — не остановить. А вы за суверенитет РСФСР голосовали?

— Категорически был против. Но я не был тогда депутатом, был секретарем ЦК. Я им объяснил, что у нас КПСС не является партией, она система государственно-политического управления.

— Скажите, ведь вы должны ненавидеть Горбачева и Ельцина как разрушителей большой страны и как предателей дела партии при этом?

- Не просто предателей. Один по глупости, а второй по пьяни вершили то, что является не просто преступлением.

Я Ельцина близко знал: мы жили в одном подъезде, он надо мной. В 93-м одни пришли с ним разбираться, вторые — со мной. У нас во дворе бой был. Ельцин мне предлагал любой кабинет: только скажи «Борис, ты прав» — и пожалуйста. Это было, когда он только пришел работать секретарем московского горкома, а я курировал Москву. Он говорил: «Что будем делать? Как выступать?» Я ему сказал: «Если вы без бумажки выступите, ответите на главные 20 вопросов, Москва будет вам аплодировать».

— Он так и выступил.

— Он выступил, готовился. Ну там вообще была история любопытная! Он выходит из-за стола, ботинками шлепнул и говорит: «Пока я эту грязь не вычерпаю, я не успокоюсь. Вот я ботинки справил в Свердловске», — а сам стоит в «Саламандре». Потом отчитал помощника за то, что не подсказал ему переобуться.

А Горбачев… Я ему как-то говорю: «Ведь вы реформируете огромную страну. Сложные интегралы берутся только по частям, а вы затеяли ломать всё. Но вот если вы в квартире собственной начнете ремонт и на кухне, и в спальне, вы где будете жить?» Я говорю: «Посмотрите, уже 10 лет идут реформы Ден Сяопина, Китай-то куда рвется! Посмотрите, Европа объединяется, а вы страну, которая прорастала тысячу лет, рвете на куски. Подумайте, что вы делаете!» — «Да-да, Зюганов, согласен». А через пять минут несет все ту же чушь.

Я был инициатором совещания первых секретарей. Пригласили Горбачева. Я сформулировал 10 конкретных шагов, что нужно делать. И опять Горбачев мне говорит: «Согласен, Зюганов». А потом все игнорировал… Как-то я пришел на Красную........

© Московский Комсомолец