We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Валентин Смирнитский рассказал о нелюбви к Портосу: «Надоели шуточки»

2 0 0
07.06.2019

10 июня актеру исполнится 75

Не называйте его Портосом! Все равно будут называть. И я буду. Да, никуда он от Портоса не денется, такая судьба. Хотя в его жизни был Эфрос, театр, чеховские роли, бурная личная жизнь… И трагедия была… Но коль уж назвали тебя Портосом, полезай в кузов. 10 июня таки нашему Портосу, в смысле Валентину Георгиевичу Смирнитскому, исполняется 75.

«Мой дом — моя крепость»

— Валентин Георгиевич, вы сейчас в Испании, я так понимаю. Давно там обосновались?

— Уже 13 лет. Ну как обосновался… Я периодически езжу туда, у меня там домик. Я там отдыхаю, релаксирую.

— Домик-то скромный?

— Ну естественно, я же не Абрамович.

— Этот ваш домик можно назвать дачей?

— А я так и называю его — дача.

— Получается, что Россия — это место для работы?

— Ну, не совсем так, все-таки я российский житель и патриот своей страны в хорошем смысле этого слова. Я не мыслю ни о какой эмиграции. Но коль уж представилась такая удачная возможность иметь дачу в Испании, где мне очень нравится, то почему бы и нет? Мне нравится климат, нравится страна, поэтому я выбрал такой вариант и стараюсь по мере возможности как можно больше здесь отдыхать и релаксировать.

— Если взять в год, сколько процентов времени вы в Испании и сколько здесь, в России?

— Ну, три раза в год я туда езжу точно. В конце весны — в начале лета, потом осенью, как правило, и обязательно зимой.

— А что это за место, если не секрет?

— Южная Испания, город Аликанте, представляете себе? Побережье, зимой там 20.

— У вас там есть русские соседи?

— Полно. Многие даже по моим следам приехали. Наезжали ко мне в гости, смотрели, а после этого решались на покупку себе такой дачи.

— Владимир Долинский, я знаю…

— Долинский там, Андрей Ильин, Саша Михайлов, Ольга Будина… И не только актеры, люди других профессий. Русская колония достаточно обширная.

— Но иногда хочется от всех бежать, уединиться.

— Конечно! Мы же не живем в одной деревне. Мой дом — моя крепость, здесь я уединяюсь. Хочу — общаюсь, хочу — нет.

— Вот я смотрю на ваш полный список сыгранных ролей в кино. Вообще сколько их у вас?

— Ну, где-то около 200.

— Это очень много! Если чемпион у нас в этом виде спорта Армен Борисович Джигарханян, то вы наверняка входите в тройку призеров. Извините, что я о материальном, только чтобы купить этот домик в испанской деревне, нужно было много-много-много сниматься.

— Конечно, вы правы. Это же у меня деньги не наворованные, а заработанные честным трудом.

— Хотя все равно 200 ролей — может, это и перебор. Но вы понимаете, что это ваша профессия, что надо играть, надо зарабатывать.

— Согласен. Вы же знаете, какой у меня возраст?

— 75 вам будет, дай бог.

— Ну вот. А теперь представьте себе: у каждого артиста свой потолок возможностей профессиональных, амплуа, и оно сужается, возможностей все меньше и меньше. Да и, собственно, предложений не так много. Меня иногда к тому вынуждают материальные обстоятельства. Я до сих пор работаю, должен что-то зарабатывать, у меня есть семья, обязательства какие-то. Вот и все. Конечно, это компромисс.

«В молодости меня путали с Андреем Мироновым»

— Все-таки вы прошли школу Эфроса, а это космическая школа, высшая, более высокую еще поискать.

— Да, прошел, слава тебе господи. Профессии, которой я владею (насколько — не мне оценивать), меня научил он. Попав к нему после театрального института, я понял, что это за профессия. Его школу я не могу ни с чем сравнивать.

— С Эфросом было непросто. Лев Дуров и Валентин Гафт говорили, что так невозможно, когда все ставится только на одну актрису, в данном случае на Ольгу Яковлеву. И уходили.

— Непросто, конечно, и у меня были с ним разные периоды. Хотя я у........

© Московский Комсомолец