We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Исследователей загадки Дятлова возмутили выводы криминалистов СКР: возникли новые вопросы

2 1 5
10.04.2019

Что покажет прокурорская проверка

Фонд памяти группы Дятлова объявил о намерении обратиться в СКР с просьбой возобновить дело о гибели туристов. Заметим, что это будет далеко не первое такое ходатайство. И запросы не остались без реакции: «МК» опубликовал недавно материал о результатах исследования, проведенного в 2015 году по поручению председателя СКР. Криминалисты комитета предложили свой вариант ответа на ключевые вопросы, связанные с трагедией. Сегодня у нас появилась возможность рассказать, как именно родилась эта версия.

По следам публикации

Напомним, что результатом проверки стало «Заключение по уголовному делу о гибели 9 туристов в феврале 1959 года в Ивдельском районе Свердловской области», подписанное Сергеем Шкрябачем и датированное 5 июля 2015 года. Статья в «МК» стала первой публикацией в СМИ, подробно отразившей содержание этого документа. К сожалению, его составителя уже нет в живых: незадолго до выхода материала, в конце января этого года, государственный советник юстиции 3-го класса Шкрябач ушел из жизни после тяжелой болезни.

На момент исследования Сергей Яковлевич формально находился на покое. Однако, будучи почетным сотрудником СКР (до ухода в отставку генерал занимал пост заместителя руководителя главного управления криминалистики Следственного комитета), продолжал принимать активное участие в жизни ведомства. К изучению обстоятельств дела его привлек следователь-криминалист Владимир Соловьев, которому, по информации «МК», и была поручена проверка. Справка, явившаяся итогом этого исследования, — плод их совместной работы.

Согласно оказавшемуся в нашем распоряжении документу, криминалисты СКР пришли к твердому убеждению, что спусковым механизмом трагедии, случившейся в ночь с 1 на 2 февраля 1959 года на горе Холатчахль, стала небольшая лавина, точнее, оползень, сход снежного пласта, спровоцированный не в последнюю очередь действиями самих дятловцев — подрезкой ими склона в ходе обустройства стоянки.

Публикация «МК» вызвала предсказуемо негативную реакцию исследователей-«дятлововедов». Во всяком случае, тех из них — но это, увы, большая часть, — которые склонны к поискам в темной комнате отсутствующей там черной кошки, предпочитают простым и рациональным интерпретациям более сложные и менее рациональные. А то и вовсе фантастические.

Первое, за что отчитали вашего покорного слугу, — заключение, подготовленное Шкрябачем и Соловьевым, не является, мол, «официальным заявлением Следственного комитета», поскольку никакой представитель СКР ничего такого публично не говорил. Мол, это всего лишь «частное мнение бывшего следователя».

Насчет публичности спорить не будем: так как содержимое справки не предавалось гласности, под категорию «официальных заявлений» она, конечно, не подпадает. Однако никак нельзя считать «частным мнением бывшего следователя» служебный документ, появившийся во исполнение поручения, данного председателем СКР, и положенный ему на стол по завершении работы. По информации «МК», процитированное нами заключение было результатом первой, предварительной фазы проверки — оценки имеющейся информации. Предполагалось, что за ней последует вторая — восполнение пробелов расследования 1959 года.

Указание на это содержит сам документ. «Обстоятельства гибели группы Дятлова требуют более детальных исследований», — говорится в его финале. Криминалисты предлагали тщательно проанализировать данные о метеоусловиях и сейсмической обстановке в районе трагедии в январе–феврале 1959 года, обследовать местность, поставить ряд следственных экспериментов, привлечь экспертов — специалистов спасательной службы МЧС, ученых-гляциологов, судебных медиков.

Однако по каким-то причинам Александр Бастрыкин не дал развернуться своим подчиненным. Возможно, глава СКР не захотел переходить дорогу коллегам из надзорного ведомства. С формальной точки зрения Следственный комитет, появившийся как самостоятельный орган лишь в январе 2011 года, никакого отношения к делу о гибели дятловцев не имеет: и возбуждалось, и расследовалось, и прекращалось оно прокуратурой. Именно в ее компетенции находятся дела минувших дней, не переданные в СКР после его создания. Только прокуратура и еще суд могут отменить в таких случаях решение о прекращении дела.

Впрочем, прерогативы прокуратуры ограничиваются процессуальными действиями. Провести ни к чему не обязывающую проверку Следственному комитету ничто не мешало. Собственно, в своем заключении криминалисты как раз подчеркивали, что «проведение этой работы возможно и без возобновления расследования». Как бы то ни было, ходатаям, взыскующим «правды о деле Дятлова», было рекомендовано впредь обращаться с подобными просьбами в органы прокуратуры. Проверка была свернута, а заключение — положено под сукно.

Но незавершенность исследования ничуть не умаляет значения этого во всех смыслах исторического документа. Это первая с 1959 года попытка ответить на вопросы, оставшиеся после закрытия дела, предпринятая в рамках деятельности официального правоохранительного органа. И пока что последняя, имеющая своим результатом законченную цельную версию: итоги проводимой в настоящее время прокурорской проверки ожидаются не ранее августа этого года.

Ход мыслей криминалистов изложен в заключении по делу достаточно обстоятельно. Однако вопросы, конечно же, остаются. Попытки «МК» получить комментарий сотрудников СКР, причастных к проверке четырехлетней давности, не увенчались, увы, успехом: руководство Следственного комитета не дало санкции на такое интервью. К счастью, с обозревателем «МК» согласился побеседовать на условиях анонимности ветеран следствия, хорошо знакомый с ходом и результатами этого исследования.

Линия партии

На вопрос, что натолкнуло его коллег на мысль о........

© Московский Комсомолец