We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

О женщинах и свободе

4 0 104
11.03.2019

Вот нельзя с саудовской женщиной самцу, который ей не родственник, быть наедине. И то же самое нельзя профессору в США. В обоих случаях правила исходят из одного и того же посыла: а именно, что самец — это насильник и негодяй, и стоит ему остаться наедине с женщиной, как он ее, конечно, обесчестит.

Часовая культурная стрелка совершила полный оборот, и ультрафеминизм привел к Саудовской Аравии. Так что мы не должны удивляться, что лидеры Женского Марша — это антисемитка и исламистка в хиджабе, а кому это не нравится — тот исламофоб и белый привилегированный самец.

Давайте, однако, по порядку.

Первой частной собственностью в истории человечества были рабы, а первыми рабами были женщины. Во всех древних культурах женщина — это имущество.

Если вы, например, почитаете Библию, то вы заметите, что

мысль, что женщина является мыслящим существом, авторов Библии просто не посещала.

Вспомним известную историю, когда Господни ангелы приходят в Содом, чтобы его уничтожить, и все жители города — от мала до велика — собираются у дверей дома Лота и требуют выдать им ангелов, чтобы совершить с ними противоестественный половой акт. За что этих нехороших людей сначала ослепляют, а потом поливают серой и огнем от Господа с неба.

Не будем заострять внимание на том, что за такой неизбирательный подход к правосудию Господь оказался бы в наше время перед Гаагским трибуналом. Зададим только один вопрос: а женщины Содома? Их-то за что? Они-то совершенно точно не могли принять участие в процессе.

Ответ заключается в том, что автор этого текста даже не подозревает, что женщина имеет какую-то самостоятельную ценность, так же, как и автор книги Иова.

Господь испытал Иова и отнял у него жену и детей.

Но потом все кончилось хорошо, и Господь дал ему новую жену и новых детей. Об этом рассказывается так, как будто Иов разбил «мерседес», и Господь дал ему ключи от нового.

Если вы думаете, что такое презрение к женщине связано только со стратифицированными обществами, с государствами, то, к сожалению, это не так.

Одна из самых удивительных вещей, которая бросается в глаза антропологам, — это низкий статус женщин в архаических обществах. Скажем, в абсолютном большинстве новогвинейских племен именно женщина выполняла всю работу.

Она воспитывала детей, носила воду, сажала огород, мужчина не делал ни-че-го. Почему? Элементарно, Ватсон, потому что он сильней.

Потому что так устроила эволюция. Мы — машинки для размножения ДНК, и стратегия человеческой самки и человеческого самца по части этого размножения принципиальна различна. Самцу выгодно покрыть как можно больше самок. Он инвестирует в процесс размножения столько времени, сколько длится половой акт. Самка инвестирует девять месяцев беременности плюс восемь-десять лет, в течение которых без нее ребенок погибнет. Ей нужен длительный самец, который хоть как-то бы ей помогал.

У хомо сапиенс, как и у всех гоминид, масса тела самки — около 80% от массы тела самца, и это ведет к тому, что самец является главным в семье и главным в стае. У нас есть единственный близкий родственник, который является исключением, — это обезьяна бонобо, он же карликовый шимпанзе. У бонобо отношения внутри коллектива строятся в основном за счет гомосексуальных связей. 80% этих гомосексуальных связей приходится на самок, и хотя самки у боново тоже меньше самцов, именно они правят коллективом. Стаей бонобо руководит коллективный ЦК из старых мудрых самок. Это единственная из высших обезьян, у которых действительно есть матриархат. Ни в одном из человеческих обществ матриархата не зафиксировано. Это сказки.

Отношение к женщине, как к имуществу, ходящему и разговаривающему, влекло за собой тот естественный факт, что у богатых и властных людей имущества было много. У них были гаремы. В большинстве человеческих обществ, в которых была частная собственность, богатство и власть человека измерялись не только количеством его стад, раковин в ушах, длиной ногтей, и пр., но и количеством имеющихся у него женщин.

Иногда эта эпидемия приобретала такие формы, что остальному населению приходилось спать с лицами одного пола за неимением свободных валентностей у самок. К примеру, так обстояло дело у ашанти в начале XX в. У царя был крааль, и царя охраняло войско из молодых, полных сил мужчин. Бедолаги, конечно, маялись спермотоксикозом, но делать им было абсолютно нечего, потому что большая часть женщин находилась в собственности царя, а на тех, которые остались, были такие высокие цены, что молодые люди не могли их заплатить. Зато гораздо дешевле цены были на мальчиков.

Девочка в семье стоила, скажем, пять баранов, а мальчик — пару куриц.

Молодые воины женились на мальчике, и если они хорошо обращались с мальчиком, то семья потом могла продать им еще и сестренку мальчика.

Видно же, — правильный человек, мальчика не бьет, хорошо с ним обращается, значит, и женщине с ним будет хорошо!

А все — из-за дефицита, созданного царем.

Из этой общераспространенной парадигмы — «если ты Большой Человек, то у тебя не только много денег, но и много жен» — было мало........

© Новая Газета