We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

«Конвой носа не подточит»: как перевозятся заключенные в Москве

5 5 4
03.02.2019

«Сим-карты зашивают в резинки от трусов»

Они перевозят обвиняемых и осужденных на автозаках, в специальных железнодорожных вагонах и на самолетах. По несколько суток находятся в замкнутом пространстве с несколькими десятками уголовников, среди которых — маньяки, педофилы, рецидивисты. Также они занимаются экстрадированием преступников из-за рубежа. Коротко их называют — Московский конвой. 20 января Управлению по конвоированию УФСИН России по городу Москве исполнилось 20 лет.

Возглавляющий подразделение полковник внутренней службы Андрей АРХИПОВ впервые рассказал журналистам:

■ как устроена «тюрьма на колесах», почему в ней нет матрасов и подушек и кто пытался напасть на спецвагон;

■ кого сложнее всего перевозить и зачем караул берет с собой в дорогу охотничьи лыжи;

■ куда осужденные прячут запрещенные предметы и можно ли на самом деле раскачать и повалить автозак;

■ а также — как перевозят из-за границы опасных преступников и в какой из стран изымают в аэропорту наручники.

«Беглеца или поймают, или его волки съедят»

За плечами у начальника Московского конвоя — Пермское высшее военное командно-инженерное училище ракетных войск, 13 лет службы в дальних гарнизонах. Потом он попал служить в систему исполнения наказаний. В ГУФСИН России по Пермскому краю занимался организацией службы охраны.

— Регион был большой, третий в стране по количеству колоний, — рассказывает Андрей Александрович. — До некоторых можно было добраться только по лесовозным дорогам. Как уезжали в командировки в понедельник рано утром — так ближе к ночи в пятницу возвращались домой. Контролировали, как организована охрана периметра различных зон.

Особенно запомнилась исправительная колония строгого режима №12, расположенная на западном склоне Уральских гор. Периметр колонии был около полутора километров, и почти шесть — периметр лесобиржи. Там шел молевой сплав. По рекам и Широковскому водохранилищу сплавляли лес. Часовых в водном секторе на вышках меняли на катерах. Помню, несколько раз осужденные прятались в горах опилок, а проголодавшись, сами и выходили. Кто-то убегал. А это же север Пермской области, расстояния — огромные. Дорога из лесных учреждений — одна. Все знали, что беглеца или поймают, или его волки съедят…

В 2004 году Андрею Александровичу Архипову предложили перевестись в столицу — он стал заместителем начальника Управления по охране УФСИН России по городу Москве.

— Раньше одни и те же сотрудники стояли на постах как в корпусах, так и на вышках. После того как в 2001 году из следственного изолятора №2, прорыв подземный ход алюминиевыми ложками, сбежали трое приговоренных к пожизненному сроку осужденных, было принято решение разделить «режим» и «охрану». Следственные изоляторы стали охранять отдельные подразделения. Были выделены средства на инженерно-технические средства охраны. Появились современные ограждения, датчики, по периметру были установлены видеокамеры, чтобы не было «мертвых зон». Опыт работы в Перми я пытался внедрить в Москве. Тогда в столице было шесть следственных изоляторов; потом, после захвата заложников в 2006 году в СИЗО №9 в Капотне, принадлежащий УФСИН России по Московской области, нам передали и этот объект.

фото: кадр из видео

При погрузке осужденных в спецтранспорт присутствуют кинологические расчеты.

— Как получилось, что через четыре года вы возглавили столичное Управление по конвоированию?

— Охрана с конвоем всегда работали бок о бок. В 2010 году предыдущий начальник ушел на пенсию — мне предложили занять эту должность. Раньше конвоированием занимались Внутренние войска. В 1998 году вышел указ президента — эти полномочия передали Управлению по конвоированию и переданы в ведение уголовно-исполнительной системы.

— Что собой представляет вагонзак, предназначенный для перевозки осужденных?

— Это аналог пассажирского вагона, он раскрашен в те же цвета. Но одна стена у спецвагона глухая, окна есть только со стороны коридора. Вместо купе — 8–9 камер с решетками. По коридору круглосуточно ходит часовой. Так же, как в следственных изоляторах, осужденные размещаются в зависимости от режима. В разных камерах едут впервые осужденные и рецидивисты, отдельно размещаются женщины, подростки, иностранцы, бывшие сотрудники правоохранительных органов.

— Какая бывает максимальная загрузка? И почему осужденным не положены в дороге подушки и матрасы?

— Сейчас нормы пересмотрены, возим порядка 60 человек. Осужденные едут по тарифу общего вагона, поэтому в камерах нет ни матрасов, ни простыней. Самый длинный маршрут длится двое с половиной суток, как, например, в Челябинск. Далее осужденного передают на следующий этап. Но кто-то из осужденных выходит уже спустя несколько часов. Кто-то подсаживается по дороге и едет один день. За пять суток, по маршруту туда и обратно, перевозим порядка 300 человек.

— Это правда, что заключенным в целях безопасности никогда заранее не сообщают, куда их везут?

— Об этом на самом деле не говорят. Но они каким-то образом об этом узнают. Многим о маршруте следования........

© Московский Комсомолец