We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Дрессировщик научил диких кабанов танцевать вальс

5 1 1
22.01.2019

Владимир Добряков два года прожив в вольере с вепрями

Клиновидная голова — размером с кадушку, копыта — как отбойные молотки, клыки — как ножи… Столкновений с этими своенравными борцами-тяжеловесами стараются избегать даже медведи. Диких кабанов называют еще вепрями. Считается, что у этих черно-бурых бойцов очень скверный характер.

На добычу кабана идут далеко не все охотники со стажем. Разъяренный вепрь — страшный противник. Самки могут сбить человека с ног и затоптать копытами, а секачи — одним ударом мощных клыков распороть охотнику живот от паха до грудной клетки.

А у дрессировщика Владимира Добрякова эти 200-килограммовые гиганты, как лошади, встают на бегу в пары и тройки, выстраиваются веером, вальсируют. Как тигры, прыгают сквозь ог ненную преграду. Как собаки, ходят на задних ногах, приносят мяч, лихо катают барабаны…

Это единственный аттракцион в мире с дикими кабанами. Кроме заслуженного артиста России, лауреата Национальной премии «Цирк» Владимира Добрякова, с вепрями больше не работает никто.

«Бегут… в ногу!»

Вид у кабана действительно устрашающий. Крепкое мускулистое тело, треть которого занимает голова. Шея настолько мощная, что, кажется, ее вообще нет. Глаза мелкие, как семечки. Да и не нужно вепрю острое зрение при такой-то мощной челюсти и клыках. Добывая пищу, своим рылом и 20-сантиметровыми «клинками» кабан с ходу вспарывает мерзлый грунт на глубину штыковой лопаты.

«Ну чего его бояться, — уговариваю я себя, приближаясь к «артисту» . — Уши мягкие, мохнатые, как у домашней свинки, даром что стоячие. Хвост хоть не колечком, но с кисточкой на конце. Грива с гребнем на спине не топорщится — значит, кабан настроен миролюбиво».

Но тут взгляд падает на клыки, торчащие изо рта вверх… Вспоминаю рассказ дрессировщика: треугольные в сечении, они способны кости перемалывать в муку! Смотрю на кабанье рыло как загипнотизированная. Из оцепенения меня выводит его рык, больше похожий на тигриный. Я тут же оказываюсь метрах в трех от арены…А на репетицию тем временем спешат еще шесть «борцов-тяжеловесов». По манежу уже носится целая стая вепрей. Мерный стук копыт эхом множится под куполом цирка. Ожидаю визга и хаоса. Но нет: в один миг, как вышколенные солдаты, кабаны выстраиваются парами. Потом на ходу перестраиваются в шеренгу. Удивительно, но и бегут… в ногу!

Никто зверей не направляет. Хищная «сборная» работает слаженно и увлеченно. Видно, что программа отработана до мелочей. Вот кабаны выстраиваются в виде веера, выполняют вольт вокруг дрессировщика, танцуют вальс. Следом опускаются на колени, начинают задорно маршировать — перебирать передними копытами по барьеру. А потом на тумбе делают стойку на задних ногах…

— Работа у нас как бы несерьезная, с иронией, поэтому так весело и проходит номер, — говорит Владимир. — Кабаны, выступая, испытывают удовольствие. Их вольеры находятся довольно далеко от манежа. Как только начинает играть музыка, открывается дверь, секачи сами бегут в манеж. Отработав, возвращаются домой. Никто их туда не загоняет. «Артисты» знают, что там им перепадут и сыр, и сухарики. А на манеже уже идет конкуренция. Бывает, что один из кабанов не выдерживает, выбегает вперед своего собрата, не на свой трюк.

В группе сейчас у дрессировщика семь вепрей. Один из кабанов, как кошка, трется у ног хозяина, доверчиво тычется в дрессировщика пятачком, выпрашивая, а........

© Московский Комсомолец