We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Владимир Дашкевич: "Гимн России - это просто плохая музыка"

3 1 1
18.01.2019

Философ "Собачьего сердца"

Как понять композитора, как почувствовать, откуда берется в нем эта музыка, что рождает ее? Да, что в черном ящике? Владимир Дашкевич, конечно, весь в себе, чудо природы, но как же хочется его разгадать! Как вообще можно написать такое в «Шерлоке Холмсе»? А в «Зимней вишне»? В «Собачьем сердце», в «Бумбараше»? Непостижимо. Но попробовать стоит, поверить алгеброй гармонию. Да и повод замечательный: завтра Дашкевичу исполняется 85 лет. Только учтите: разговор будет сложным. Ну а кто вам сказал, что композитор прост?

«До сих пор только я поставил вопрос, что такое Бог»

— Владимир Сергеевич, вы гений?

— Это, на мой взгляд, нелепый вопрос, на него нельзя ответить, не почувствовав себя идиотом.

— Но часто ли вы себе говорили: ай да Дашкевич, ай да сукин сын?

— Такие вещи бывают у многих художников, когда что-то удается. Тогда возникает чувство эйфории, которое потом либо оказывается стойким, либо не очень стойким — по-всякому...

— Когда в последний раз вы себе такое говорили?

— Я сейчас почти каждый день себе так говорю, потому что совсем недавно закончил оперу «Царь Давид» со сложнейшим либретто с сочетанием современности и Библии. Давид у меня — это прежде всего первый музыкант в истории человечества, который создает музыку и этой музыкой спасает народ от гибели. Так что иногда возникали моменты, когда хотелось очень себя похвалить. Но я, между прочим, сдерживаюсь, потому что это непродуктивно. Надо идти дальше.

— А вообще, скромность — присущая вам черта или это большой недостаток для творческого человека?

— С одной стороны, это верно, но в то же время быть нескромным глупо. Наше время таково, что совершенно очевиден зазор между тем, что требует агрессивная биомасса от человека, от художника, и тем, чего ты хочешь от себя сам. Очень часто талант проявляется в том, что ты идешь против того, что хочет от тебя слышать толпа. Это, я думаю, основная точка, где и возникает ценность произведения. Зачем ждать, чтобы все разнесли тебя на цитаты? Ведь цитаты все равно забудут.

— А сегодня, в 2019 году, как вы думаете, чего хочет толпа, применительно к композитору?

— Сейчас назрело очень острое различие двух понятий — гуманизма и прогресса. Прогресс уничтожает гуманизм, вот что происходит в жизни человечества. Художник должен выбирать: либо он с прогрессом, но не с гуманизмом, либо он на стороне гуманизма, но тогда он не вписывается в определенный контекст художника, которого любит народ.

— Смотря что подразумевать под прогрессом.

— Совершенно верно. Мы часто понимаем прогресс, создающий очень жесткого и агрессивного человека, которому нужно всё здесь и сейчас. У него нет воображения, он не представляет себе результат своих действий.

— Но и гуманизм тоже, мне кажется, понятие двусмысленное: он за все хорошее, но без присутствия Бога. Но когда Бога нет, то все позволено?

— Понимаете, только я в своей книге «Великое культурное одичание» поставил вопрос о том, что такое Бог. До сих пор все относились к этому как к само собой разумеющемуся понятию, в которое можно верить или не верить. Но верующих людей я, честно говоря, не встречал.

— Да вы что? Ни разу?

— Я видел людей, которые убеждали себя в том, что они верят, но это огромное отличие от той библейской веры, которую я изучал, создавая «Царя Давида», высочайшего мыслителя человечества. Примерно за 500 лет до Рождества Христова к нам десантировались Конфуций, Будда, Лао Цзы, Сократ, Пифагор, Аристотель, Платон. Они создали то, из-за чего мы до сих пор понимаем, что такое Бог. Тогда вера строилась на доверии к высочайшему интеллекту этих людей, ведь веры без доверия не бывает. Потом произошла эрозия веры. Наука шла вперед, и теперь только мы начинаем приходить к иному пониманию Бога, который является почти что физической реальностью. В то же время это создает новое отношение к музыке, потому........

© Московский Комсомолец