Излишне заботливый

Некий мужчина вознамерился произвести благоприятное впечатление на небезразличную ему даму. Заодно — на милых людей, среди которых вращалась дульцинея. Вот и пригласил малознакомую компанию встретить Новый год. Закупил вино, закуски, водрузил елку.

Но внезапно разобрало сомнение: соответствует ли он сам рафинированному обществу и затеянному возвышенному мероприятию? Как бы не оконфузиться!

Дабы не ударить в грязь лицом, решил потренироваться хотя бы в откупоривании шампанского — чтоб никого не облить, не ушибить неконтролируемо вылетевшей из горлышка пробкой. Не обделить при наполнении бокала шипучей, норовящей перелиться через край пеной.

Он правильно озаботился тревожившей его проблемой. Потому что игристый напиток так и шибал из окутанных фольгой жерл, так и покушался окатить неуправляемым фонтаном и ударить мощной струей.

Много сил и времени потратил похвально пекшийся о своем имидже хозяин будущего застолья (и галантный кавалер) на овладение непростым навыком. К тому же был бережлив, не позволял оставшемуся после разминочных залпов содержимому отверстых бутылок пропадать, выветриваться, киснуть — дохлебывал, слизывал, высасывал. В результате гостей встречал в полугоризонтальном положении, то есть в пополаме, на четвереньках, карачках, в неглиже и столь глубоком состоянии приятного забытья, что ввалившаяся ватага искренне пожалела о собственной непредусмотрительной неразборчивости и о недальновидном согласии откликнуться на заманчивый зов хронического пьяницы.

Более других огорчилась прелестница, приглянувшаяся захмелевшему бонвивану. Она оказалась фанатичной поклонницей сладкого, полусладкого и кислого брюта, а ни капельки из любимых ею сортов в кавардачном доме не нашлось. Лишь пустая разбросанная всюду тара. И невразумительные объяснения ошалевшего дурня: иначе-де амброзия бы выдохлась, обеспузырилась… Пришлось довольствоваться водкой и портвейном. Неэквивалентная замена!

Ох, и воздали незадачливому дегустатору посетившие его изысканные эстеты. Он вылетел из их сплоченного сонма со скоростью тех самых пробок, стрельбой которыми столь мастерски овладел.

Об овладении капризной красоткой пришлось забыть.

Другой коленкор

Праздник будоражил, навевал, подзуживал: сверши небанальный выверт! Удиви, отмочи сюрприз! Ох уж эти новогодние потуги и жажда поразить избранницу необычным подношением! Втемяшилось: огорошить елкой.

Правильнее было: элементарно расщедриться на роскошный букет. Но претила трафаретность — именно шаблона, расхожей тривиальности ставил задачей избежать. Однако: каким образом организовать процесс дарения? Снарядить курьера, пришпандорить к волнистым оборкам обертки визитную карточку с инициалами, чтобы у получательницы сомнений не возникло касательно личности устроителя эйфории? Жаль, торговой сети не доверишься, чревато издержками: упакуют не пышно, вместо голландской или отечественной серебристой доставят карликовую, с чахлой плантации. Выйдет не ликование, а пшик, огорчение, позора не оберешься. Перепутают реквизиты, ввергнут возлюбленную в недоумение: от кого презент? И размер на глазок не определишь. Но не уточнять же высоту потолков. Иначе насмарку приятная неожиданность... И заподозрят в меркантилизме: вожделеет хоромы. Излишне длинную — придется корнать, причинишь хлопоты. Излишне короткую — оскорбишь заморышем. Оптимальнее: везти хвойный символ самому. Но не будет ли воспринято наглым навяливанием? Напорешься на фырканье и на от ворот поворот. Не смягчишь потом игривостью: де, юмор и шутливость сближают, роднят... И соперники-конкуренты небось не дремлют, изобретут аналогичный, а то и похлеще маневр, опередят...

Мерцала и более отважная оригинальная идея: осчастливить не набившей оскомину лесной былью, мертвечиной (которую надо подгримировывать, украшать), а стройным многолетним растением в кадке или горшке. Не фикусом, конечно, не туей (синоним хвоща), эстетически безупречной африканской, новозеландской, южно-американской экзотикой, чтоб взор не отвести и чтоб объединяла весенний аромат ландышей, летний конгломерат клумб гладиолусов и настурций, осенних астр... Живое лучше срубленного.

Не один день провел фантазер, изощренно изучая энциклопедию ботанических садов европейских монархов, и убедился: экземпляры королевских коллекций не по карману. К тому же некоторые флористические изыски имеют хищные змеиные стебли, ядовитые лепестки, пестики и тычинки, провоцируют аллергию.

В итоге отринул несбыточные грезы. Увы, елочные базары оказались к этому времени опустошены, даже невзрачные пихты разлетелись втридорога, цены на гиацинты и розы подскочили до небес.

Пришлось довольствоваться синтетическим эрзацем. Но и этот суррогат отчаявшаяся дождаться от зануды хоть какого-нибудь знака внимания трепетная барышня приняла с громадным воодушевлением.

Принц и принцесса

Определил сразу: песики породистые. Чего не скажешь о востроносой простушке. Но впечатляли дом и подъезд, откуда выпорхнула. И модная широкополая шубка, и небрежно незашнурованные тимберленды, и пуховый платок, покрывавший голову... Бирочка знатной фирмы на спортивных штанах.

Прибавил шаг, догнал, поравнялся. Почему не попытать фортуну? «Ничего не теряю. Вряд ли прокатит, но вдруг...»

Закадычный дружок Толик вот так невзначай приклеился на улице к невзрачной цапле, оказалась дочь академика. Толик плохо монтировался с великосветским ареопагом, поэтому попросту заделал несмеяне ребеночка, мало-помалу обтерся, стал кум королю в их кагале...

— Как с двумя справляетесь? — подступил к нейтрально улыбнувшейся бледненькой мымре.

— Привыкла, — незаносчиво, без выпендрежа ответила она. Не хмыкнула, не отвернулась. Готова продолжить общение? Он продолжил абордаж, весьма осторожный, предупредительный:

— Поводки узорчатые... Я таких не встречал...

Каждый, наверно, долларов по пятьсот.

— Ручная работа, — безыскусно пояснила она.

— И ошейники фосфоресцируют. Чтоб не потерялись?

Вошли в заваленный снегом парк. Отстегнула питомцев. Он успел разглядеть в свете фонаря: обручального кольца нет. Разведенка? Или с закидоном: не отягощается ювелиркой? Но реальнее: не позарился никто. На личико без косметики. Надо ухаживать за собой, тогда привлечешь внимание.

Дружелюбно виляя хвостами, питомцы отбежали справлять нужду. Воспитанные. Не рычат, не скалятся.

— Кинолог дрессировал? Случается, дерутся?

— Я сама возила на площадку. Бывает, сцепятся. Но особых волнений не приносят.

— Я предпочитаю котов, — рискованно (мог нарваться на отлуп) пустился в мнимую откровенность он.

— Я тоже кошек люблю, — сказала она.

Подыгрывала? С таким носиком не до разборчивости в знакомствах. Да и не в ее возрасте капризничать-привередничать. Под тридцатник. Не меньше. Не первой свежести. Говор провинциальный. Сейчас в роскошные дома селятся не академики и министры, а нефтяники, лесозаготовители, рыбные магнаты, депутаты из глухомани, сделавшие бешеное бабло вдали от завистливых столиц. Едут семьями, табором, обустраиваются, хапают особняки.

На аллее показался здоровенный мастиф. Пришлось тревожно (якобы, а на самом деле плевать ему было) указать на угрозу.

Она рассмеялась (смех приятный, заливистый):

— В этом парке все друг друга знают. Это Жорж. — И приласкала подбежавшего страшилу.

Если лояльно продолжится, можно телефончиком поинтересоваться. А то и на чашку чая напроситься. Вдруг дома никого? (Он любил помечтать. Да почему не помечтать?) Вдруг квартира куплена в личное ее пользование? Любящим папой. (Небось тот еще урыльник). Не зазнобарем, нет. Будуары для интимных встреч хахали приобретают бабам ядреным и с куражом. Пресным и бесцветным надо самим о себе заботиться. Скорее всего, ни ухажера, ни мужа...

И удалось. Затырился. Более того: задержался до утра. Безусловный новогодний подарок Дедушки Мороза. И на стол собрала сносно. Хотя размер и марка холодильника сулили большее. Обошлись без шампанского. Да, чуялся подвох. При том что шубка, тимберленды и миски псов с именной гравировкой. В спальню и гостиную не пустила. Оскорбился: не доверяет. (И правильно. Странно бы было. Он бы обчистил шкафы, представься возможность. Или не обчистил бы? Рассчитывая не будущее. Которого, конечно, быть не могло. Потому что не та, за кого принял. Чуть не обманулся. Домработница. Прислуга. Ей влетит, наверно, за то, что позарилась на хозяйские закрома.)

— Скоро уже приедут, — сказала она. — Должна привести жилье в порядок. Поможешь?

Он сказал: чувствует себя лишним. Позвонит. (Никогда этого не будет. Вряд ли здесь еще что-нибудь обломится. Тоже мне принцесса.). Но новогоднюю ночь урвал.

Ушел, она посмотрелась в зеркало в прихожей. Невзрачна. Ботоксы, силиконы не по ней.

Сейчас вернутся с дачи папа и мама. Они ждали, она к ним присоединится. Хотели отметить вместе. Собирались прислать шофера. Отказалась. Размечталась. О принце.

Принцы женятся на принцессах.

QOSHE - Брызги шампанского - Андрей Яхонтов
menu_open
Columnists Actual . Favourites . Archive
We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Брызги шампанского

9 0
28.12.2023

Излишне заботливый

Некий мужчина вознамерился произвести благоприятное впечатление на небезразличную ему даму. Заодно — на милых людей, среди которых вращалась дульцинея. Вот и пригласил малознакомую компанию встретить Новый год. Закупил вино, закуски, водрузил елку.

Но внезапно разобрало сомнение: соответствует ли он сам рафинированному обществу и затеянному возвышенному мероприятию? Как бы не оконфузиться!

Дабы не ударить в грязь лицом, решил потренироваться хотя бы в откупоривании шампанского — чтоб никого не облить, не ушибить неконтролируемо вылетевшей из горлышка пробкой. Не обделить при наполнении бокала шипучей, норовящей перелиться через край пеной.

Он правильно озаботился тревожившей его проблемой. Потому что игристый напиток так и шибал из окутанных фольгой жерл, так и покушался окатить неуправляемым фонтаном и ударить мощной струей.

Много сил и времени потратил похвально пекшийся о своем имидже хозяин будущего застолья (и галантный кавалер) на овладение непростым навыком. К тому же был бережлив, не позволял оставшемуся после разминочных залпов содержимому отверстых бутылок пропадать, выветриваться, киснуть — дохлебывал, слизывал, высасывал. В результате гостей встречал в полугоризонтальном положении, то есть в пополаме, на четвереньках, карачках, в неглиже и столь глубоком состоянии приятного забытья, что ввалившаяся ватага искренне пожалела о собственной непредусмотрительной неразборчивости и о недальновидном согласии откликнуться на заманчивый зов хронического пьяницы.

Более других огорчилась прелестница, приглянувшаяся захмелевшему бонвивану. Она оказалась фанатичной поклонницей сладкого, полусладкого и кислого брюта, а ни капельки из любимых ею сортов в кавардачном доме не нашлось. Лишь пустая разбросанная всюду тара. И невразумительные объяснения ошалевшего дурня: иначе-де амброзия бы выдохлась, обеспузырилась… Пришлось довольствоваться водкой и портвейном. Неэквивалентная замена!

Ох, и воздали незадачливому дегустатору посетившие его изысканные эстеты. Он вылетел из их сплоченного сонма со скоростью тех самых пробок, стрельбой которыми столь мастерски овладел.

Об овладении капризной красоткой пришлось........

© Московский Комсомолец


Get it on Google Play