В декабре в Канаде состоится 15‑е заседание Конвенции ООН о биологическом разнообразии. К этому событию Всемирный фонд дикой природы подготовил доклад «Живая планета», в котором предпринята попытка оценить, какие изменения претерпели флора и фауна за последние десятилетия. Этот объемистый документ, предположительно, может стать основой экологической политики и экономики на ближайшие годы.

Калан — милейшая морская выдра — в России живет на северных Курилах. В последние годы каланы встречались очень редко. А теперь ученые и вовсе потеряли их из вида. Биологи объявили о начале акции «Усыновить калана»./ФОТО Елены ВЕРЕЩАКА/ТАСС

Главный посыл доклада: «Планетный индекс показывает снижение относительной численности контролируемых популяций диких животных в период с 1970-го по 2018 год в среднем на 69 %». Однако не вполне понятно, как именно ученые вычислили эти проценты и что они означают.

Не принимать же за объяснение следующую формулировку: «Индекс живой планеты (LPI) строится путем расчета среднего тренда по десяткам тысяч наземных, пресноводных и морских позвоночных со всего земного шара». В общем, пугающий размер потерь биоразнообразия превращается в нечто маловразумительное.

Сами авторы доклада отмечают, что многие их коллеги крайне критично относятся к LPI как единице измерения утрат в живой природе. Впрочем, и сами они (а авторов более 80 человек) признают, что пользуются либо неполными, либо не вполне проверенными данными. Как сказано в преамбуле доклада, «мы признаем, что не существует универсального решения или единого источника знания».

Тем не менее нет оснований не принимать данное исследование к сведению. Ведь непреложен тот факт, что фонд обладает данными о многих видах за последние 50 лет, в течение которых накоплены наблюдения за живой природой. Именно они часто рисуют яркую картину идущих на планете процессов.

Так, экологи констатировали, что в 2014 году за один аномально жаркий день в Австралии погибли более 45 000 летучих лисиц. Это последствия изменения климата.

За сорок — пятьдесят лет океаны утратили примерно половину кораллов. А они, между прочим, являются местом обитания многочисленных видов рыб, которые, в частности, скрываются там от хищников.

За полвека на 17 % сократились леса Амазонки, которые играют огромную роль в водном обмене Земли.

Зафиксировано полное вымирание ряда видов. Как то: меломис брамбл-кей, маленький грызун, обитавший на маленьком острове между Австралией и Папуа — Новой Гвинеей, объявлен вымершим в 2016 году. Подъем уровня моря и сильные шторма затопили места его обитания и уничтожили его пищу.

Но не все виды страдают от изменения климата. По информации Фонда дикой природы, жуки и мотыльки чувствуют себя в северных лесах все лучше и лучше. Об этом свидетельствует их активное размножение, что уже привело к массовому отмиранию деревьев на севере умеренной зоны Северной Америки и Европы.

Некоторые виды насекомых и червей, перемещаясь севернее своих изначальных ареалов обитания, вызывают заболевания как у диких животных, так и у людей. Так, новые, неведомые доселе болезни зафиксированы в высоких широтах Арктики и Гималаев.

Есть и ряд практически анекдотичных наблюдений. Хотя, похоже, авторы доклада, приводящие их, даже не рассчитывали на такой эффект. В качестве положительного примера рассказали, как в штате Мэн в США были демонтированы две дамбы на реке Пенобскот, что привело к увеличению речного стока. В результате существенно возросло поголовье сельди. Как об этом узнали? Просто вылов рыбы в реке достиг уровня 1955 года, когда ее ловили в здешних местах без счета и без всяких правил. Стоило ли ради этого ломать плотины?

Подобные факты точнее всяких «индексов» иллюстрируют сегодняшнее состояние флоры и фауны. Как и содержащееся в докладе развитие идей и действий ряда ученых, связанных с экологической тематикой.

Известный геолог и климатолог, профессор Техасского университета в США и Плимутского в Великобритании Камиль Пармезан уже несколько лет занимается математическим моделированием процессов, вызванных потеплением, что позволило ему сделать неожиданный вывод: потепление вызывает… потепление.

Примеры таковы. Климатические процессы привели к увеличению лесных пожаров, гибели деревьев из‑за засухи, усыханию торфяников и таянию вечной мерзлоты. В результате в атмосферу выделяется все больше и больше CO₂, что в свою очередь ускоряет потепление. Этот фактор ученый назвал «положительной обратной связью с климатом».

Однако глобальное потепление играет отнюдь не главную роль в утрате биоразнообразия. Основные причины деградации экосистем, по мнению ряда ученых, — это по‑прежнему чрезмерная эксплуатация растений и животных, растущий спрос на энергию, продукты питания и другие материалы, а также развитие технологий. Особенно за последние пятьдесят лет.

Авторы доклада практически требуют от читателей сделать выбор между продовольственной безопасностью, цивилизацией и сохранностью экосистем. Но сами при этом собственный вывод отчетливо не формулируют. Зато восклицают: «Надо что‑то делать! Надо придумать выход!».

Пока в докладе предложено два выхода.

Первый основан на том заявлении, что ответственность за большую часть деградации окружающей среды несут развитые страны, а неразвитые… лишь страдают от развитости последних. А потому Африка, Латинская Америка, Индонезия имеют право на материальное возмещение. Проще говоря, хорошо бы Европе, США и Китаю инвестировать в экологические проекты Замбии, Кении, Мьянмы, Уругвая… А еще — способствовать сохранению естественного (то бишь первобытного) образа жизни коренных народов. Разумеется, при материальной поддержке все тех же США и Европы.

И второй выход. Авторы предлагают создать в дополнение к существующим еще ряд альянсов, союзов, ассоциаций, конференций и консилиумов, готовых бороться с изменениями климата за сохранность природы и изобретать новые идеи на сей счет. В докладе указано, что за четыре года министерство иностранных дел Нидерландов в рамках особого гранта оказало одной из таких ассоциаций поддержку на сумму 55 миллионов евро. Стало быть, иные развитые страны могли бы взять этот пример на вооружение. Вот такой вывод!

Но, наверное, не стоит сильно критиковать экологов за желание получить деньги. Все же это средства на исследования. Некоторые интересны только самим исследователям, другие действительно позволяют открыть что‑то новое, третьи имеют выраженный практический, а то и политический характер.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 223 (7307) от 28.11.2022 под заголовком «Ловись, селедка, большая и малая».

QOSHE - Ловись, селедка, большая и малая. Фонд Дикой природы опубликовал доклад о биоразнообразии - Наталья Орлова
We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Ловись, селедка, большая и малая. Фонд Дикой природы опубликовал доклад о биоразнообразии

11 0 0
28.11.2022

В декабре в Канаде состоится 15‑е заседание Конвенции ООН о биологическом разнообразии. К этому событию Всемирный фонд дикой природы подготовил доклад «Живая планета», в котором предпринята попытка оценить, какие изменения претерпели флора и фауна за последние десятилетия. Этот объемистый документ, предположительно, может стать основой экологической политики и экономики на ближайшие годы.

Калан — милейшая морская выдра — в России живет на северных Курилах. В последние годы каланы встречались очень редко. А теперь ученые и вовсе потеряли их из вида. Биологи объявили о начале акции «Усыновить калана»./ФОТО Елены ВЕРЕЩАКА/ТАСС

Главный посыл доклада: «Планетный индекс показывает снижение относительной численности контролируемых популяций диких животных в период с 1970-го по 2018 год в среднем на 69 %». Однако не вполне понятно, как именно ученые вычислили эти проценты и что они означают.

Не принимать же за объяснение следующую формулировку: «Индекс живой планеты (LPI) строится путем расчета среднего тренда по десяткам тысяч наземных, пресноводных и морских позвоночных со всего земного шара». В общем, пугающий размер потерь биоразнообразия превращается в нечто маловразумительное.

Сами авторы доклада отмечают, что многие их коллеги крайне критично относятся к LPI как единице измерения утрат в живой природе. Впрочем, и сами они (а авторов более 80 человек) признают, что пользуются либо неполными, либо не вполне проверенными данными. Как сказано в преамбуле доклада, «мы признаем, что не существует универсального решения или единого источника знания».

Тем не менее нет оснований не принимать данное исследование к........

© Санкт-Петербургские ведомости


Get it on Google Play