We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Евразийская ООН

5 2 4
27.09.2021

Первый месяц нынешней осени был отмечен рядом международных мероприятий, среди которых особо выделялись саммиты ОДКБ и ШОС 16—17 сентября в Душанбе, а также «неделя высокого уровня» Генассамблеи ООН 21—25 сентября в Нью-Йорке. Ожидалось, что на них прояснятся хотя бы первые контуры нового, многополярного мира. Насколько оправдались эти ожидания?

Вывод американских войск из Афганистана подтвердил то, о чём все давно знали: США больше не в состоянии — даже при полной поддержке всех своих союзников («короля играет свита») — полностью соответствовать статусу «глобального лидера». Хуже того (хуже — для самих Соединённых Штатов и коллективного Запада в целом), оказалось, что у Америки нет и желания соответствовать этому статусу — не только по сути, но и по форме своих действий. «Кабульский скайдайвинг» вошёл в мировую историю как событие, «квантово связанное» с обрушением небоскрёбов Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Тогда был принесён в жертву символ американского могущества, теперь, через неполных двадцать лет, посыпалось, вместе с афганскими «хиви»* расшибаясь о бетон взлётных полос аэродрома Кабула, и само это могущество. Это неизбежно повлекло за собой перебалансировку и трансформацию всей системы международных отношений. Как известно, свято место не бывает пусто, и если кто-то теряет, то кто-то находит. Желающие заполнить возникший геополитический вакуум — не только в Афганистане или в регионе Центральной Азии, а во всём мире — нашлись сразу.

Не секрет, что нынешний реванш талибов** за поражение 2001 года одновременно стал и победой Китая. Накануне 20-й годовщины «событий 9/11» президент США Джо Байден позвонил в Пекин председателю КНР Си Цзиньпину — по сути, с предложением если не мира, то перемирия. Которое китайским лидером не было ни принято, ни отвергнуто. Но после этого разговора, выдержав паузу примерно в сутки, «товарищ Си» внезапно заявил о том, что на саммите ШОС лично присутствовать не будет — без объяснения причин. Его примеру последовал и премьер-министр Индии Нарендра Моди. Последним из «большой тройки ШОС» отменил свой визит в столицу Таджикистана и президент России — вследствие ухода на режим самоизоляции от коронавирусной инфекции. Следует сказать, что «хозяин Кремля» сделал всё, чтобы изменение формата его участия в саммитах ОДКБ и ШОС не привело к их срыву. Так, за 14–15 сентября Путин (в порядке хронологии) провёл телефонные переговоры с лидерами Таджикистана, Узбекистана, Белоруссии, Ирана, Пакистана и Казахстана. В итоге никто из них свой прилёт не отменил, включая премьер-министра Пакистана Имран Хана и нового президента Ирана Сейеда Эбрахима Раиси, так что международной сенсации в Душанбе не случилось. Кроме того, Путин до ухода на режим самоизоляции успел провести личную встречу с президентом Сирии Башаром Асадом, зачем-то срочно прилетевшим в Москву.

Версий различной степени достоверности по этой достаточно странной ситуации за........

© Газета Завтра


Get it on Google Play