We use cookies to provide some features and experiences in QOSHE

More information  .  Close
Aa Aa Aa
- A +

Царь-Рыбинск: мэр Денис Добряков волшебно преобразил город

1 0 0
25.08.2021

«Тут могут пережевать человека на раз-два»

— Почему пять лет назад, в 2016-м, вы решили встать у руля Рыбинска, принять столь хлопотное хозяйство?

— Я здесь родился. Много раз из Рыбинска уезжал и много раз возвращался. То ли это была какая-то трусость — уехать, то ли какой-то магнит, притяжение. Потом появилось желание действительно что-то сделать для города. Мотивация была серьезная. Это точно не заработок, не тщеславие. Может быть, амбиции и даже нечто похожее на спорт: получится — не получится?

— Помогло военное прошлое?

— Наверное, больше все-таки спортивное. Любой спортсмен идет к результату, он заточен на результат. А самая большая беда в чиновничьей среде — это работа на процесс. Если человек мотивирован работать много-много лет, к нему нужно присмотреться внимательнее. Бесконечно работать «на выдохе» невозможно. Для этого жизнь отводит определенный период времени. Его надо использовать максимально красиво и с эффективным результатом.

— Вы — восьмикратный чемпион мира по парашютному спорту в составе команды. В 2006 году стали абсолютным чемпионом мира по парашютному спорту. Силы воли и решимости вам, похоже, не занимать.

— Трансляция из спорта крайне важна, это уже склад характера. Спорт формирует человека. Когда ты в национальной сборной, ты уже по-другому смотришь на все. Это уже не столько спорт, сколько психология. Ты представляешь страну, становишься первым. Это входит в голову. Плюс у меня боевое военное прошлое. Мне повезло, я попал на войну, в хорошее подразделение. (С 2006-го по 2012 год был сотрудником ФСБ, дважды ранен. — Авт.)

— Захватили вторую чеченскую войну?

— Это все название, война никогда не прекращается. Она и сейчас продолжается. Слава нашему президенту, что она идет не на территории России. То, что у нас Вооруженные силы и специальные подразделения должны быть всегда в тонусе, это однозначно. Мне повезло, я попал в одно из специальных подразделений, где очень многому научился. Это можно тоже транслировать как опыт. Кто прошел через это, осознает, чего он стоит, свой вес, свою личность. Я, например, точно знаю, что «приседать» не буду.

— С какими трудностями пришлось столкнуться, когда стали в 2016-м главой Рыбинска?

— Я пришел на этот пост уже не мальчиком, с опытом государственной муниципальной службы. Я работал у Юрия Васильевича Ласточкина, был заместителем главы Рыбинска по городскому хозяйству. В 2015-м, через год, когда Крым вошел в состав в России, уехал работать в Севастополь, был заместителем председателя правительства города, курировал блок городского хозяйства, архитектуры и строительства. Это тоже очень интересная, будоражащая история, когда оглядываться приходилось на прошлое украинское законодательство с переходом в российскую систему. Плюс санкции, отключение электроэнергии, изменившийся менталитет людей. Совместить все это было крайне сложно, но в то же время очень интересно.

— Вас практически бросили на амбразуру?

— Сам бросился. Приехал, начал работать. Там сложно было со своими соратниками, которые не могли договориться между собой, что привело к некоему недопониманию населения. Сейчас уже все устаканилось, все уже хорошо.

— После Севастополя вам уже, наверное, все было нипочем. Работать в Рыбинске было уже несложно?

— В Рыбинске работать сложно было всегда. Только кажется, что это маленький, незаметный на карте город. На самом деле он очень ревнивый, строптивый, характерный и своенравный. При этом — очень красивый, с богатой историей, с серьезным промышленным потенциалом.

— В чем выражается строптивость и своенравность?

— Тут могут пережевать человека на раз-два. В 2016-м я сразу окунулся в политическую борьбу. В Севастополе, например, когда вступал в должность, делился в эфире, что хорошего хочется сделать, жители города живо откликались, говорили: «А давайте мы вас поможем. Вы только работайте». Настолько там открытые, патриотично настроенные люди. А в Рыбинске на подобных выступлениях жители города уже щурили глаза, говоря: «Ну, давай, попробуй». Тут сказывается опыт поколений, народ уже немножко по-другому настроен. Здесь тебе не поверят с кондачка. Я вам скажу больше: какие-то доверительные нотки в разговорах я почувствовал в Рыбинске только сейчас, через пять лет работы.

— В каком состоянии приняли город?

— В ужасном — с точки зрения долговых обязательств. В 2016 году долг муниципалитета превышал собственные доходы почти в два раза. Это с учетом накопленных кредитов. Буквально на второй день после выборов я позвал к себе директора департамента финансов, мы с ним открыто, развернуто поговорили о состоянии бюджета, и мне захотелось плакать. Состояние было удручающее. Я много общаюсь с федеральными чиновниками, ни у кого из них нет желания стать мэрами провинциальных городов. И еще это не умная система распределения обязанностей, когда полномочий у глав нет, а виноват он будет во всем. Это удобно, конечно, для вышестоящего руководства, но неправильно. Полномочий забрали больше, чем надо у городов, в том числе и финансовых. Сейчас надо думать, как возвращать «мозги на землю». С отнятием возможностей с территорий вымыли умнейших людей.

«Учителям физики и........

© Московский Комсомолец


Get it on Google Play